Opium Mass

Archive for Ноябрь 2010

музыка 2010. канье уэст

9 комментариев

Какой-то сверхстремный новый Канье Уэст. Я его дослушал только с четвертой попытки — очень скучно. Начинается при этом очень бодро — «Dark Fantasy» и «Power», если отбросить тексты (про них попозже) хорошие — но быстро превращается в кошмар. Безвкусные, медленные, демонстративно помпезные длинющие песни, запомнить которые, за исключением нескольких хуков, не получается вообще. Приглашенные поп-звезды, которых сюда позвали исключительно для статусности, приезжают на автопилоте: Джей-Зи читает свой худший куплет со времен памятного вступления к «Umbrella»; Ники Минаж резво проговаривает суровейшую бессмыслицу, для написания которой было потрачено, по ощущениям, минут пять; Рик Росс звучит как гигантский холодильник; всяких Элтонов Джонов не слышно в принципе. Ровно таким был альбом «Gradution» — «My Beautiful Dark Twisted Fantasy» отличается от него только тем, что на него потачено куда больше денег, а, следовательно, и аранжировки побогаче стали.

Но есть в нем одна вещь, которая заставляет меня ненавидеть этот альбом всей душой. «My Beautiful Dark Twisted Fantasy» — это, фактически, монолог абсолютно больного сознания, сознания при этом по-плохому больного, вызывающего не сострадание, а ярость. Давным-давно было ясно, что Канье одновременно страдает манией величия и низкой самооценкой, но никогда это не было столь очевидно. На своей новой пластинке Уэст не просто отыгрывает роли Величайшего Гения Наших Времен и забитой, несчастной души, а переигрывает их со страшной силой; более того, по общему замыслу альбома, мы должны беспрекословно снимать шляпы перед нечеловеческим талантом автора и тут же сочувствовать ему. Снимать шляпы перед человеком, объявляющим, что он якобы «двигает музыку вперед», и выпускающего в результате час с небольшим кроссовер-хитов, звучащих как вся остальная попса для умных. Сочувствовать мнимым страхам и задвигам мужчины, который богаче и известнее всех нас вместе взятых. На «My Beautiful Dark Twisted Fantasy» есть песня «Power», начинающаяся с деклараций своей собственной силы и перерастающая в пьяный, разобранный, шизойдный автопортрет — она-то и служит идеальным пример раздвоения личности Канье.

Самое любопытное во всем этом — то, что критика хором поет Уэсту осанны; поет при этом ровно за то, за что по идее должна ругать. Когда Принс начинал свой альбом с фразы «On the first day God made the sea/on the seventh day God made me», спетой абсолютно всерьез, — его безжалостно ругали. Когда Мадонна выпустила целый альбом, посвященный тому, как плохо быть знаменитой — ее не то, чтобы ругали, но по головке не гладили. Уэсту достаточно было соеденить в себе и в своем творчестве и то, и другое — и он тут же объявляется светочем современной поп-культуры. Совсем не ясно, чем такая реакция обуславливается. Может быть, на медиа, существующие в эпоху нового футуристического романтизма, когда каждый второй кричит о том, что социальные сети на наших глазат все вообще меняют, магическим образом действует любая пиар-компания, ведущаяся через твиттер — да и слово «твиттер» само по себе? Может быть, поголовное воспевание творчества очевидно больного и запутавшегося в себе человека — это перверсивная версия известного эпизода «Саус-парка» про Бритни Спирс? Может быть, почитателей масскульта сегодня можно сразить клевой, но совершенно пустой и визуально необоснованной поделкой на 35 минут — сразить до такой степени, что дальше все будет восприниматься как нечто а-приори великое? Вариантов много.

Этот хайп вокруг нового Канье реально напрягает — и не в том плане, что «My Beautiful Dark Twisted Fantasy» хочется после него еще сильнее ненавидеть. Ненавидеть его хочется за бесстыдство, с которым он сделан, и за то, что песни плохие; хайп же намекает на то, что поп-музыка куда-то не туда идет. Ее главными героями становятся мегаломан Канье и Леди Гага, одержимая исключительно жаждой славы и готовая ее добиваться любыми путями. В мире после «My Beautiful Dark Twisted Fantasy» — альбома, который, как ни крути, уже стал вехой, — все реже будут появляться хиты вроде «Hey Ya!» или «Umbrella» — поп-гимны, рассказывающие о чем-то общечеловеческом, а не личности автора. Хочется в этом ошибаться. А пока Канье Уэст вертит всех на хуе — ровно так, как вертит тетку на обложке своего нового альбома.

Written by murmanskdays

Ноябрь 26, 2010 at 12:35 пп

Опубликовано в Uncategorized

музыка 2010. дичь

leave a comment »

Искал какой-нибудь сборник в духе лучшей поп-песни года, нашел вот такую штуку.

Восьмидесятиминутный микс свежайшей соки, 67 треков, в числе исполнителей — Ники Минаж и куча совершенно неизвестных людей. Начинается как плаксивый р’н’б для богатеньких девочек, продолжается карнавалом и вакханалией. Как видно по обложке, сделал его некий диджей Пророк из Тампы; я честно попытался разобраться в его сайте, но у меня не получилось. Стронгли рекоммендед.

Written by murmanskdays

Ноябрь 26, 2010 at 9:45 дп

Опубликовано в Uncategorized

умер питер кристоферсон

3 комментария

Умер Питер Кристоферсон, один из основателей группы Throbbing Gristle, половина дуэта Coil, фотограф, художник, режиссер, участник огромного количества разнообразных музыкальных проектов. Музыка его мне редко нравилась, но то, что он был глыбой, отрицать бессмысленно — количество моих знакомых, почитающих Coil на фактически религиозном уровне, не поддается подсчету; а, значит, все-таки было в творчестве Кристоферсона что-то такое, что поджимало людей под себя и заставляло их пристально слушать подчас самые дикие вещи. В эпоху, когда музыка чаще поджимается под тебя самого, это много стоит.

Для меня самое невероятное было в нем то, что, создавая всю жизнь искусство совсем некоммерческое, приносившее, я так думаю, не очень много денег, он спокойно мог зарабатывать деньги, создавая искусство на сто процентов коммерческое; в то время, как Coil создавали музыку для полупорнографического кино, пели полуоккультные песни или выпускали альбомы, в порядке эксперимента созданные под воздействием сильнейших наркотиков, Кристоферсон снимал вот такие, такие или такие клипы. Эта деталь меня в нем всегда поражала — хотя, конечно, in the larger scheme of things, она совсем не важна.

Written by murmanskdays

Ноябрь 25, 2010 at 11:20 дп

Опубликовано в Uncategorized

музыка 2010. очень кратко

with one comment

Dead Luke «Cosmic Meltdown» и «American Haircut». Два альбома то ли группы, то ли сольного артиста из штата Висконсин. Грязная гаражная ло-фай психоделия для людей, жрущаих марки килограммами. Изданный на виниле «American Haircut» больше похож на Spacemen 3, изданный на кассете «Cosmic Meltdown» — на Эриеля Пинка. Последний я рекомендую куда сильней, потому что на нем есть забойные гитарные соло на четыре минуты, которых на «American Haircut» нет. Чрезвычайно неоригинальная музыка, но хорошая. А то, что этот человек-группа дружит с артисткой Zola Jesus, никого отпугивать не должно.
Dead Luke — Less Talk On Your Ego Trip by supertoughshit

Джонатан Ричман «O Moon, Queen of Night On Earth». Новая запись бывшего лидера The Modern Lovers, человека, написавшего довольно большое количество гениальных песен (примеры: раз, два, три). Ричман всегда брал своим почти детским очарованием, эстетикой рок’н’ролла пятидесятых и глупыми текстами, исполнявшимися абсолютно всерьез, но с годами стал чуть более задумчив и грустен. На «O Moon» задумчивость и грусть Ричмана достигает своего апогея — полностью акустический, этот альбом звучит как собрание мрачноватых колыбельных, а не как сборники хитов, которые мастер в восьмидесятые штамповал без всяких видимых усилий. Учитывая, что Ричману уже почти шестьдесят, ждать его возвращения к наивным песенкам про танцы в старших классах, видимо, уже не надо — и это печально.
Jonathan Richman — These Bodies That Came To Cavort by supertoughshit

Deathspell Omega «Paracletus». Шестой альбом французских блэк-прогеров. Кажется, какой-то очень хайповый — по крайней мере, в разных местах я встречал утверждения, что это типа лучший металический альбом года. Очень техничная музыка, сложная, громогласная и временами атмосферная музыка. По-моему, про него лучше всего сказать словами основателя магазина «Трансильвания» Бориса Симонова: «Слушать невозможно. Очень скучно».
Deathspell Omega — Apokatastasis Pantôn by supertoughshit

Sun City Girls «Funeral Mariachi». Официально последний альбом великой американской группы психонавтов, с начала восьмидесятых исследовавших разные грани музыки народов мира и придумавшей один из лучших лейблов в мире Sublime Frequencies. Последний — потому что Чарльз Гочер, один из участников Sun City Girls и автор моей любимой их песни, пару лет назад, к сожалению, отошел в лучший мир. «Funeral Mariachi» сочинялся вроде бы с ним, а вроде бы и без него, не ясно. В любом случае, это бесспорно самый грустный их альбом, тоскливый до ужаса — но при этом и самый мелодичный в дискографии; название ему очень подходит — это действительно одиннадцать песен, которые хорошо бы слушать на гипотетических мексиканских похоронах, переосмысленные на совсем странный лад. В былые времена Sun City Girls могли засунуть на пластинку тридцатиминутную рагу, здесь они сохраняют стоическую лаконичность. Моя любимая песня — кавер на Морриконе, ее и послушаем.
Sun City Girls — Come Maddalena by supertoughshit

Ozzie «The Parabolic Rock 1975-1982». На эту компиляцию меня навел постоянный читатель блога Илья Миллер, атвор отличного блога про всяких психов, за что ему большое спасибо. Ozzie — какие-то непонятные люди из Сакраменто; по датам, указаным в загаловке сборника, можно подумать, что они играли пост-панк, нью-вейв или что-то там такое, но на самом деле ноги у их музыки растут из T. Rex, Sparks и прочего хорошего глэма семидесятых. Под конец своего почти двухчасового хронометража сборник явно портится, вылезает страшный порожняк, но вообще — все очень путем. Особенно мило наличие шестиминутной элтоноджоноподобной баллады «Дите Рейха». Класс.
Ozzie — Android Love by supertoughshit

Written by murmanskdays

Ноябрь 24, 2010 at 1:16 пп

Опубликовано в Uncategorized

находка. джулиус истмэн

6 комментариев

Ни один альбом в этом году я не слушал так часто как тот, что на картинке вверху. Вышел он в 2005 году, даже попал в список 50 лучших пластинок по мнению журнала The Wire за год 2006-й, но о нем мало кто писал, поэтому на глаза мне он попался совершенно случайно и только этим летом.

Джулиус Истмэн был одним из тех, кто ковал нью-йоркскую культуру конца семидесятых-начала восьмидесятых. Вокалист, танцор, художник, композитор. Тусовался с Артуром Расселлом, пел на пластинках сэра Питера Максвелла Дэвиса и Мередит Монк, дружил — совершенно на равных — с Кейджем. Безумно талантливый, он, по воспоминаниям современников, был классическим распиздяем, имевшим привычку заявляться на важные репетиции абсолютно пьяным, и систематически терявший работу, потому что трудиться было лень. Жил вообще словно по заветам героев «Метроленда» Джулиана Барнса — эпатировал ради эпатажа: писал произведения с названиями «Герилья-гей» и «Сумасшедший ниггер», а на публичных выступлениях раздевал юношей, одновременно рассказывая публике об анальном сексе. В восьмидесятых пытался заработать деньги преподаванием, но американские колледжы в рейгановской Америке не решались давать работу негру-гомосексуалисту. В конце концов, его насильно выселили из квартиры за неуплату аренды, вынудили проживать в каком-то парке под Нью-Йорком, со всеми своими друзьями он потерял контракт и умер в абсолютной неизвестности — такой, что его близкий друг Кайл Гэнн, написавший единственный некролог на Истмэна, узнал о смерти композитора аж через девять месяцев.

После себя Истмэн ничего не оставил. В буквальном смысле: все имущество, накопленное им за семидесятые, погибло при его выселении из жилища. Долгое время найти партитуры произведений Истмэна и какие-либо аудиозаписи исполнений считалось невозможным. В конце девяностых Мэри Джейн Лич, одна из коллег Истмэна, начала трудный поиск оставшегося наследия опального композитора — и, наряду с обрывками партитур, нашла несколько очень хорошо-записанных исполнений его главных вещей. Из них, собственно, и составлены три диска «Unjust Malaise»: две пьесы Истмэна из ранних, композиция для десяти виолончелей с сольным вступлением для голоса и три больших произведения для четырех фортепиано.

Традиционный разбор музыки Истмэна сводится к тому, как он вписывал в свои композиции импровизационные моменты и как у ранних его работ растут ноги в поп-музыке, и к перечислению тех композиторов-минималистов, на которых он похож. Все эти детали уловит даже самый необразованный по части академической музыки двадцатого века человек (то есть я, например), просто послушав «Stay On It», первую вещь с «Unjust Malaise». Вот небольшой отрывок из нее.

Действительно — слышно Райха, главная мелодия пришла будто из песен Синатры сороковых годов, да и (не в фрагменте выше, к сожалению) импровизация присутствует в полной мере. Это все, конечно, интересно, но, как мне кажется, ранний Истмэн («Stay On It» и «If You’re So Smart, Why Aren’t You Rich?») значительно проигрывает Истмэну позднему.

Поздний Истмэн — это вообще другая история. Никакой поп-музыки здесь не слышно: «The Holy Presence of Joan d’Ark» 81-го года открывается десятиминутным вокальным вступлением, которое поет сам Истмэн, и, несмотря на то, что к тому моменту он уже начал серьезно употреблять наркотики, голос его звучит громогласно, торжественно и страшно, плюс никакого влияния Мередит Монк, с которой Истмэн в то время работал, не слышно — нет акробатического вокала, все очень строго и всерьез. Потом Истмэн петь заканчивает, и ясным, злым хором вступают виолончели, играющие суровый, намертво врезающийся в мозг паттерн. Поскольку композитора причисляют к минималистам, заранее думаешь, что этот паттерн они следующие двадцать минут и будут повторять — но тут Истмэн аккуратно вводит контрапункт, растворяет сначала одну мелодию в другой, потом заставляет виолончелеи адски скрежетать, и, кажется, будь у него возможность, под конец сжег бы их вообще. Хоть пьеса, понятное дело, инспирирована фильмом Дрейера про Жанну д’Арк, по ощущению она похожа на несуществующий саундтрек к сцене из творчество другого скандинава — к крестному ходу в бергмановской «Седьмой печати».

Наконец, три длинных фортепианных пьесы. «Gay Guerilla», «Evil Nigger», «Crazy Nigger». Все три, по замыслу Истмэна, должны быть частью единого целого, но все три при этом разные: «Evil Nigger» — неимоверно быстрая, спешащая, спотыкающаяся; «Gay Guerilla» — расслабленная, похожая моментами на Сати; «Crazy Nigger» — самая длинная, пятидесятиминутная, долго раскачивающаяся, завершающаяся скорбной, похоронной торжественностью. Все эти структурные особенности, впрочем, не так уж важны, а важно другое. Минималистов нью-йоркской школы часто обвиняют в том, что в их музыке якобы нет эмоциональной составляющей, что единственное, что они со слушателем могут сделать — ввести их в состояние транса, будь то транса первобытного (Райх, Конрад) или псевдонаркотического (в большей степени Райли, в меньшей — Янг). Истмэн со своими тремя композициями для пианино эти обвинения в одиночку опровергает: они не похожи на Пярта, Мертенса и других европейских авторов, стремящихся наполнить свои произведения надуманным, но эфективным псевдодуховным трагизмом, держатся как раз нью-йоркской школы, но при этом слушаешь их — и начинаешь думать не о том, как клево в них использованы наработки аборгенов Ганы, а о каких-то глубоко личных проблемах, начинаешь переживать, ерзать на месте, тревожиться. Истмэн, несмотря на свою страсть к эпатажу, по воспоминаниям той же Джейн Лич, был глубоким интровертом — и музыка у него соответствующая, полной тихой личной печали. Может быть, и страсть к поп-музыке сыграла свою роль; в конце концов, те же Райли и Райх пришли из чуть более высоколобой среды. А злобный ниггер на то и злобный, что в университетах не должен учиться.


Written by murmanskdays

Ноябрь 23, 2010 at 12:26 дп

Опубликовано в Uncategorized

музыка 2010. кратко. arp и энтони мур

with one comment

Ознакомился наконец-то с упомянутой в списке лучших альбомов первого квартала 2010-го журнала FACT совместную пластинку артиста по имени Arp и Энтони Мура. Сопроводительнй текст читался так, будто альбом сделан специально для меня: слова «Артсур Расселл», «виолончель» и «kosmische musik» меня заставят слушать даже запись Елены Ваенги, если к ее описанию их применить. Когда FACT только выложил список, достать ее было неоткуда, потом я пару раз встречал ее в каких-то блогах, но все не слушал — и вот, наконец. Совсем не зря.

Arp — калифорнийский музыкант, делающий синтезаторный дроун, Энтони Мур — основатель любимого многими экспериментального поп-ансамбля Slapp Happy, участник группы Henry Cow, поэт и композитор и вообще личность в определенных кругах легендарная. Вместе они сочинили 36 минут музыки, как раз на Артура Расселла похожей, но не на его диско-эксперименты, а на ранние композиторсие работы, собранные на компиляции «First Thought Best Thought», и кое-где на поздние сольные альбомы вроде «Another Thought». Роскошный, но стесняющийся своей роскошности минимализм, тихий и красивый: синтезаторные партии красиво переливаются, вилончель повторяет один и тот же мотив, иногда появляется еле слышная акустическая гитара. Посередние альбома втиснута предельно мягкая одиннадцатиминутная вещь «Piano Waves», по звучанию тождественная своему названию, которая наверняка многих отпугнет, но мне очень нравится. А заканчивается все самой натуральной и очень красивой песней с вокалом — про то, как поднимается луна. Все очень мило, по-домашнему и чарующе, не гениально, но и не на несколько дней. Буду переслушивать, простите, летними ночами.

Ах да, альбом называется «Frkwys Vol.3» — и цифра три в заголовке очевидно на что-то намекает. Frkwys — серия двеннадцатидюймовок лейбла RVNG, идеологическая составляющая которых близка к компиляциям лейбла Konkurrent In the Fishtank — интересные музыканты разного мышления сотрудничают друг с другом. Коллаборация Arp и Мура — пока что единственный плод именно сотрудничество; две другие ипишки (части 2 и 4, первого номера в природе нет) — сборники ремиксов. На второй части, например, нью-йоркских шизойдов Excepter препарируют заслуженные ветераны индастриала Картер Тутти и Джей Джи Тервелл, на четвертой нойз-роковой группой Psychic Ills занялся аж Хуан Эткинс. Надо бы послушать.

Written by murmanskdays

Ноябрь 19, 2010 at 11:16 пп

Опубликовано в Uncategorized

черные против белых, часть 1

leave a comment »

Written by murmanskdays

Ноябрь 19, 2010 at 11:04 дп

Опубликовано в Uncategorized