Opium Mass

главные альбомы 2010-го. часть 1

3 комментария

Итоги года, конечно, подводить нужно было раньше, но прокрастинация, вызванная перездом из Москвы на родину, это сделать не позволила. Начну сейчас. И закончу. Списки лучшего за год порядком поднадоели, поэтому просто — главные для меня пластинки 2010-го, записанные и выпущенные давным-давно. Сегодня — первая часть, завтра — вторая. О том, что было выпущено в этом году— как-нибудь в другой раз. Ничего нового.


Duke Ellington — «New Orleans Suite»
До этого года я жил с ошибочным мнением о том, что всего Дюка Эллингтона я уже давным-давно переслушал — пока не наткнулся на этот, один из самых известных, между прочим, его альбомов. Как и все у Эллингтона, «New Orleans Suite» — благословенная гениальная простота, бигбэндовая пластинка, сделанная без лишних претензий, но удивительным образом очень многое говорящая. Как и следует из названия — типичный новорлеанский джаз высшей пробы; музыка, застрявшая между меланхолией и весельем, и необходимая одинокими вечерами.


Franco et l’Orchestre TP OK Jazz — «Editions Populaires»
Великого заирского гитариста, изобретателя жанра сукус (африканской версии румбы) и иногда певца Франсуа Луамбо Макиади я в этом году слушал, наверное, больше, чем любого другого музыканта — благо, дискография у одного из самых популярных африканских артистов всех времен необъятная, слушать можно бесконечно. Больше всего мне нравится его пограничный период — между ранними, лаконичными танцевальнымми песенками и поздними объемными работами. Эта пластинка 74-го года приглянулась мне особенно — в первую очередь, из-за песни «AZDA», десятиминутного (!) рекламного джингла, призывающего покупать заирские копии «Фольксвагенов». Безусловно, в моей личной системе координат — одна из песен года.


Peter Davison — «Glide»
Поскольку гипнагоджик-поп всем разъяснил, что нью-эйдж — это не так уж плохо, в уходящем году был смысл познакомиться с нелюбимым жанром критика Горохова поближе. Многочисленные поиски занятной музыки привели к вот этому прайват-прессу начала восьмидесятых. Сейчас Дэвисон, судя по его сайту, в промышленных масштабах клепает музыку для медитаций; тридцать лет назад он, в принципе, делал то же самое — но предельно непошло, с невероятным изяществом и мелодическим чутьем. Обложка хорошо описывает музыку — будто это и правда саундтрек к дальнему птичьему полету.


Una Mae Carlisle — «The Chronogical Classics: Una Mae Carlisle 1938 — 1941» и «The Chronogical Classics: Una Mae Carlisle 1944 — 1950»
Два диска Уны Мэй Карлайл, одной из первых по-настоящему популярных американских черных авторов-исполнителей, — это целиком золото. То ли Карлайл всю жизнь страдала биполярным синдромом, то ли в ней просто прекрасно уживались образы беззаботной кокетки и суицидальной femme fatale, но все ее песни делятся на две категории — безудержно веселые буги и предельно меланхоличные баллады, под которые нормальные люди должны мешать виски и снотворное и, успокоившись, отправляться в лучший мир. В любом случае, во всех своих ипостасях она абсолютно прекрасна.


Midnight Oil — «10, 9,8, 7, 6, 5, 4, 3, 2, 1»
Редкий классический рок-альбом, который у меня не вызывает приступы зевоты. Десять песен о мировом зле, насилии, глобализации и политике, остающиеся актуальными и сейчас, и с ювилеирным изяществом сделанные — так, что никогда не поймешь, что это конкретно такое, пост-панк, паб-рок или синти-поп. Кто-то назвал этот альбом «австралийским аналогом «Dark Side of the Moon», что в какой-то степени тоже правда; но если пластинка Pink Flloyd говорила о человеческих страхах и недостатках открыто, то у Midnight Oil все будто на подсознательном уровне — да и эффект от прослушивания сильнее и страшнее. Особенно вскрываешься в самом конце, когда музыка вдруг прерывается утробным криком, на оригинальном виниле залоченном, а, следовательно, способным длиться бесконечно.


Bobb Trimble — «Iron Curtain Innocence»
О великом аутсайдере Боббе Тримбле, записавшем тридцать лет назад два альбома проникновенного домашнего сайк-попа, я узнал очень давно — нополюбил всем сердцем только сейчас. Кажется, «Harvest of Dreams», другая его пластинка котируется знатоками куда выше, но верить им я не советую; «Iron Curtain Innocence» лучше. Не особенно задумываясь над тем, что его кто-то услышит, Тримбл делал музыку совершенно универсальную, способную достучаться до любого, кому знакомы слова «одночество» и «разочарование». Невонысимая бессмысленность бытья слышится в каждой его песне — но никогда так сильно, как в связке «One Mile From Heaven»—«Killed By the Hands of Unknown Rock Starr». «Give me reason to see your success/ While I’m failing with every dream».


Валерий Ободзинский — «Коллекция»
Все, что Ободзинский записал вообще — ну или в крайнем случае почти все. Кроме песен Вертинского, перепетых в девяностые под синтезатор — величайшая советская эстрада. Поскольку матер почти никогда не выпускал именно альбомов, указать конкретную пластинку нельзя — а, значит, надо добывать весь бокс-сет целиком. Легче всего описать Валерия Владимировича можно фразой вроде «советский Скотт Уокер», но такое определение для Ободзинского уничижительно; работая в схожем с Уокером и многочисленными другими зарубежными эстрадными певцами, Ободзинский был выше их всех на три головы — и буквально любая его песня это убедительно доказывает.


Sven Libaek — «Australian Suite», «Ron & Val Taylor’s Inner Space», «Solar Flares»
Норвежский композитор Свен Либэк, уже в зрелые годы перебравшийся на ПМЖ в Австралию, поражает разнообразностью своих работ — и их одинаковым качеством. «Asutralia Suite» конца шестидесятых, посвященная достопримечательностям Австралии, — массивная околосимфоническая вещь, красивая, эпическая, устремляющаяся далеко на небеса и ни к чему земному отношения не имеющая. «Inner Space» — саундтрек к документальному фильму про подводный мир, сыгранный австралийскими джазменами; нежно-нервная музыка, оказавшаяся способна отправить меня в морские глубины посреди железобетонного центра Москвы. Наконец, «Solar Flares» — единственная library-запись в карьере Либэка, сборник картин-настроений, предназначенных для использовния в кино и рекламе; удивительный альбом очень быстрых пьес, в которых солируют доисторические клавишные.


Ween — «The Pod» и «Pure Guava»
Два единственных настоящих шедевра дуэта хронических укурков, начинавших со смеха над всем музыкальным поп-каноном, но в последние годы превратившихся в плохую копию без тогопротивной группы Phish. Записанные на четырехдорожечный магнитофон в амбаре посреди Пеннсильвании в течение многомесячной сессии курения марихуаны, «The Pod» и »Pure Guava» — все, что вы хотели знать о том, как работают наркотики, но боялись спросить. За звуком непристойного качества, смешными голосами и не всегда понятными шутками скрываются по-настоящему гениальные песни разнообразных жанров: прог («Right to the Ways and the Rules of the World»), дет-метал («Sketches of Winkle»), эдалт-контемпорари («Demon’s Sweat»), регги (»Reggaejunkiejew»), кантри («Strap On That Jammy Pac») — все и многое другое удавалось Ween без всякого напряга. В каком-то смысле — универсальный документ прото-гипнагогии.

Written by murmanskdays

Декабрь 28, 2010 в 10:53 пп

Опубликовано в Uncategorized

комментария 3

Subscribe to comments with RSS.

  1. от валеры я заплакал

    bulatoz

    Декабрь 29, 2010 at 6:44 дп

  2. прекрасная цитата из тримбла.
    очень жаль, что мне либэк так и не понравился.

    mirddin

    Декабрь 29, 2010 at 9:44 дп


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: