Opium Mass

Archive for Март 2011

guest mix. дмитрий куркин

2 комментария

Редактор сайта zvuki.ru и основатель блога Coopertapes Дмитрий Куркин — с миксом британской танцевальной электроники конца 80-х—начала 90-х.

Стивен Кинг очень точно описывал это ощущение: «Ты чувствуешь себя ребенком, которого привели в коридор с множеством дверей и сказали «Открывай любую!». Дух захватывает, правда?» Еще какая. В британской танцевальной электронике конца 80-х—начала 90-х дверей столько, что на то, чтобы обойти хотя бы двадцатую часть, может не хватить жизни *. Мне нравится следить за тем, что творится сегодня, скажем, в пост-дабстепе, но масштаб этих изменений не идет ни в какое сравнение с теми тектоническими сдвигами, которые происходили на рубеже 80-х и 90-х (вероятно, поэтому пост-дабстеп обоими глазами косит в сторону той музыки).

То было время зарождения огромного числа жанров и поджанров, кроссоверов и гибридов, когда условные стенки между «электроникой», «роком», «металлом», «дабом», «этникой», «поп-музыкой» истончились и исчезли. Культура сэмплирования вышла на совершенно иной уровень. Понятие «ремикс» изменилось до неузнаваемости: если в 80-е это чаще всего была удлиненная версия песни с барабанной петлей, заточенной под сведение, то с начала 90-х ремикс обретает право быть какой угодно вариацией трека, его далеким эхо.

То был сумасшедший калейдоскоп удивительных судеб, когда человек мог сперва быть королем многотысячных рейвов, а уже через пару лет исчезнуть со всех радаров. Одеть костюм банковского клерка. Или сторчаться. Или отправиться пасти овец где-нибудь в Западном Йоркшире. Легко.

Британская электроника в лучших своих проявлениях балансирует между конъюнктурой (очень четко выстраивавшейся, но при этом мутировавшей бешеными темпами) и экспериментальностью. С одной стороны, ее авторам было не очень интересно строгать одну и ту же клубную табуретку, с другой стороны — в их музыке нет чрезмерной зауми и снобизма. В 95-ом году через журнал The Wire Карлхайнц Штокхаузен посоветовал Ричарду Джеймсу послушать один из его альбомов, чтобы тот «немедленно прекратил использовать все эти пост-африканские секвенции». Джеймс парировал: «Ну а я думаю, что ему нужно послушать пару моих треков, «Digeridoo», например. Тогда он перестанет делать абстрактные паттерны, под которые нельзя танцевать». Смешно читать это сейчас, зная, что начнет записывать AFX после 95-го, но это очень показательная реплика. Это прежде всего была танцевальная музыка, в какие бы дебри не забирался ее создатель.

Вы можете вообще ничего не знать об истории британской электроники, но вы обязательно поймаете в ней ту изумительную и яркую искру свободы и вседозволенности, которая так дорога мне. Она там.
Exterminate all rational thought. Everything is permitted. James Brown is dead.

* В заключении этого панегирика я должен поблагодарить Ника Завриева, Володю Баскова и отличные блоги Acid Ted и Madchester Rave On. Без них я был бы как без рук.

Orbital — «Satan»
Lunarci — «Bingo Da Da»
Acid Horse — «No Name, No Slogan» (Luxa Pan Mix)
That Petrol Emotion — «Hey Venus» (Mad Thatcher Disease Mix)
Love Corporation — «Give Me Some Love» (Andrew Weatherall Mix)
Fini Tribe — «De-Testimony» (Collapsing Edit)
The Art of Noise — «Dragnet and Peter Gunn Have A Day at the Races» (A Mark Gamble Mix)
Coil — «Theme From Blue I»
Aphex Twin — «Polynomial-C»
Underworld — «Cowgirl»
The Aloof — «Agent O»
Autechre — «Garbagemx»
The Art of Noise — «L.E.F.» (The Mark Brydon Mix)
Headless Chickens — «Cruise Control» (Eskimos In Egypt Mix)

Written by murmanskdays

Март 2, 2011 at 3:53 пп

Опубликовано в Uncategorized

музыка 2011. кратко. дэниел хиггс

leave a comment »

У Дэниела Хиггса за последний месяц вышло аж два альбома: один — сольный, другой — с шведской группой The Skull Defekts. Сначала надо, наверное, объяснить, кто Хиггс вообще такой.

Изначально, Хиггс был известен как вокалист группы Lungfish — американского коллектива, который с конца восьмидесятых до середины двухтысячных играл тяжелый и медлительный рок с нередкими психоделическими интонациями. В составе Lungfish Хиггс даже не пел, а преимущественно рычал и орал; именно что запел он только на сольных альбомах — но зато как. Сольники Хиггса — это американский примитивизм, пышно братающийся с движением New Weird America: это и длиннющие импровизации на банжо, и гимны аграрной Америки, спетые то под гитару, то под какой-то шум, и мутировавшие кантри-баллады — в общем, корневая американская музыка, переосмысляемая и перерождающаяся в реальном времени. Этой традиции придерживается и его новый, изданный исключительно в кассетном формате, альбом «Ultraterrestrial Harvest Hymns» — но придерживается только наполовину.

Примерно половину часового хронометража «Ultraterrestrial Harvest Hymns» составляют странные пьески, исполненные на органе и барабанах — исполненные при этом явно с ближневосточной музыкой в голове. Это не раги, не песни, не марши — скорее, именно такую музыку играли бы в Египте или Сирии семидесятых, будь эти государства чуточку свободнее и будь местные композиторы знакомы с английской лайбрари-музыкой в лучших и самых беззастенчиво детских ее проивлениях, вроде Рона Гизина или Эрика Сидея. Многие бы применили к этим вещам эпитет «необязательный» — но по мне, они гораздо лучше иной обязательной музыки, что бы такое определение ни значило. Поскольку резать и загружать музыку на ютюб мне сейчас трудно, предлагаю послушать два отрывка с «Ultraterrestrial Harvest Hymns», которые я нашел в сети: раз и два.


Куда хуже обстоят дела с новым альбомом The Skull Defekts «Peer Amid», на котором Хиггс поет. У The Skull Defekts я слышал только позапрошлогоднюю пластинку «The Tample» — и она чудовищна в своей неизобретательности: длиннющие громкие рок-песни, позвоночником которых являются предельно монотонные, ужасно скучные и сверхконсервативные моторик-ритмы; некоторые издания не без оснований записывали «The Temple» в новый краутрок, что о новом краутроке говорит все. Сосбтвенно, «Peer Amid» я слушал исключительно из-за Хиггса — но он для The Skull Defekts оказался сбоку припекой. Эти шведы по-прежнему пишут такую же безидейную музыку, которую писали несколько лет назад, а обрамленный ей немного козлиный голос Хиггса звучит куда раздражающе, чем в контексте его сольных альбомов. Настолько скучно, что при прослушивании альбома хочется выкурить пачку сигарет.


Но это не все. По правде говоря, этот пост был затеян для того, чтобы рассказать вам о прошлогоднем альбоме Хиггса «Say God», о котором на русском языке не было написано и строчки. Это феноменальная работа — ничего лучше этот музыкант не делал и вряд ли сделает. Восемьдесят пять минут воющего, стонущего, то жалобного, то величественного, но всегда кристально чистого голоса Хиггса, который сопровождается гулом фисгармонии и редким перебором струн банжо. Это не песни, а долгие (почти каждая — минут на пятнадцать) полупритчи-полумолитвы, настоящий белый госпел. При этом интонацию, с которой Хиггс поет свои замысловатые вирши о присутствии бога в вещах, легче всего описать характеристикой «весело и страшно» — а ведь ровно таким и должен быть госпел. Цель этой музыки — дать человеку душевный подъем и одновременно напомнить ему о вреде грехов. На ютюбе есть ролики, где Хиггс выступает именно с песнями с «Say God» в какой-то церкви в Остине — и на них он похож на стереотипного плохого проповедника: бутылка сорокоградцсной рядом со стулом, борода, редкие безумные телодвижения, пустой футляр от инструмента впереди. Если уж играть американу — то лучше всего быть именно таким.

Written by murmanskdays

Март 2, 2011 at 12:35 пп

Опубликовано в Uncategorized

музыка 2011. кратко. мариса андерсон

3 комментария

Лейбл «Mississippi Records» выпустил сольный альбом жительницы Портленда Марисы Андерсон — и этот альбом несправедливо почти никто не заметил и не заметит. Его не будет в многочисленных списках лучшего, которые посыпятся как снег на голову в начале декабря этого года. Про него не напишет ваше любимое музыкальное издание. Про него никто ничего не скажет. Просто потому что это редкая для нынешних времен музыка, которая не пытается ничего сказать.

«The Golden Hour», вопреки своему названию, длится всего полчаса, но, как по мне, мог бы длится вечность. Эти двеннадцать коротких сымпровизированных бессловесных блюзов, сыгранных на электрогитаре, обладают важным для музыки свойством — они звучат совершенно вневременно; определить, когда и ем была записана эта пластинка, без помощи выходных данных невозможно. Андерсон играет чрезвычайно просто и тихо, без особенной концентрации, временами допуская ошибки, слышные даже моему неподготовленному уху. Ее манера игры — чистейшее и честнейшее подражание Джону Фэи, но эстетика сродни совсем другим людям. Когда я слушаю «The Golden Hour», мне вспоминается анекдот критика Яна Пенмана о том, как великий гитарист Дерек Бейли однажды решил записать пластинку с новоорлеанскими джазменами, игравшими музыку еще в двадцатых годах. Собрав их всех на репетицию, Бейли спросил — мол, а что вы собираетесь играть? как вы собираетесь играть? В ответ грузный старый негр, игравший на трубе, сказал: «Что мы собираемся играть? Как мы собираемся играть? Мужик, мы просто собираемся играть». Точно так же и с Андерсон — она просто играет. И, судя по тому, что «The Golden Hour» я слушаю пока что чаще, чем любой другой альбом, вышедший в этом году, такая позиция для современной музыки является самой верной.

Written by murmanskdays

Март 2, 2011 at 9:41 дп

Опубликовано в Uncategorized